Второй шанс IRFE - Отели Трех Долин. Горнолыжный отдых во Франции
Навигация: Главная > Мода > Второй шанс IRFE

Второй шанс IRFE

В Париже вновь можно найти наряды от модного дома IRFE, открытого в 20-е годы прошедшего столетия князем Феликсом Юсуповым и его женой Ириной, племянницей последнего российского императора

Тенденция к возрождению полузабытых европейских модных домов, закрывшихся или пришедших в упадок еще в прошлом веке, но с наследием, вполне достойным «второго шанса», вернула к жизни не одну заслуживающую внимания марку. Повезло и дому IRFE, до недавнего времени известному только историкам моды и увлеченным поклонникам винтажной одежды и аксессуаров.IRFE основали бежавшие от революции в Париж супруги Феликс и Ирина Юсуповы. Муж – наследник княжеского титула и крупнейшего в России состояния, скандально известный петербургский гедонист,
соучастник убийства Распутина, денди и покровитель искусств. Жена – редкая красавица, внучка вдовствующей императрицы Марии Федоровны и племянница Николая II.
В эмиграции им, как и многим другим русским аристократам, пришлось нелегко, и причиной для открытия в 1924 году собственного модного дома стало не только желание, как теперь говорят, самореализоваться и поддержать русские традиции ручной вышивки, но и банальный недостаток денег – вывезти из России им удалось лишь ничтожную долю семейных богатств, остальное было национализировано и распродано.  embargo.com.ua, такие вопросы задавали друг-другу  уже в насмешку…


Первые вещи IRFE (название сложилось из первых букв имен супругов – Ирина и Феликс) шили на парижской Rue Obligado, в маленьком ателье.  Юсуповы привлекли к работе (и тем самым спасли если не от нищеты, то от серьезной стесненности в средствах) своих знакомых-аристократов: князя Никиту Романова, княгиню Елену Трубецкую, Марию Воронцову-Дашкову, Михаила и Нону Калашниковых, княжон Саломию и Нину Оболенских.  Нелишенный своеобразной скромности Юсупов вспоминал в своих мемуарах, что он и его супруга почти ничего не смыслили в делах, однако их модный проект развивался довольно успешно.Первый показ IRFE, с утонченными аристократками в роли манекенщиц, прошел в «Ритце» на легендарной Вандомской площади. Он завершился балом и получил восхищенные отзывы в прессе, еще помнившей, как до Первой мировой широко и изысканно гуляли в Париже русские богачи. Светские хроникеры писали, что «оригинальность, рафинированность вкуса, тщательность работы и художественное видение цвета сразу поставили это скромное ателье в ранг больших Домов моды».

Дальнейшие показы и примерки для состоятельных клиентов, среди которых было немало богатых американок, обожавших экзотику а-ля рюс, IRFE проводил в парижском особняке Юсуповых. Тут же работали и мастера. Дом открыл филиалы в нор-
мандском Туке, в Лондоне и Берлине и сотрудничал с другим эмигрантским модным проектом – домом вышивок Kitmir, основанным великой княгиней Марией Павловной.
В 1926 году была выпущена коллекция платьев из креп-сатина, расшитых стеклярусом. IRFE оказался в хорошей компании: до 1928 года русские вышивальщицы из Kitmir по эксклюзивному контракту работали на Коко Шанель. Помимо одежды
Юсуповы запустили и парфюмерную линию – по аромату для блондинок, брюнеток и рыжих. Рекламный плакат для духов нарисовала еще одна родственница пары – принцесса Маргарита Греческая.
В последовавшие несколько лет творческий потенциал Юсуповых и их команды, мода на русское и интерес американских миллионерш к парижской роскоши позволяли IRFE оставаться на плаву. Дом выпускал как вечерние платья из атласа, так
и все больше входившие в моду повседневные лаконичные наряды, моду на которые задала Шанель. Юсуповы предлагали женщинам одежду в мужском стиле, из тонкой шерсти и твида, костюмы с отложным воротником и укороченной, по моде,
плиссированной юбкой. К сожалению, за океаном грянула Великая депрессия, и американские клиентки перестали заказывать одежду у IRFE. В 1931 году дом пришлось закрыть, и он пребывал в незаслуженном полузабвении более 70 лет.
Однако в конце 2000-х IRFE возродился, как многие другие популярные в минувшем столетии модные дома, и занял помещение на прославленной улице роскоши Фобур-Сент-Оноре.


Дизайнер и креативный директор нового IRFE Ольга Сорокина привлекла к его работе родственницу основателей дома – внучку Юсуповых графиню Ксению Сфирис, урожденную Шереметеву.
Первый показ прошел в июле 2007 года, конечно же, в Париже – столице моды, на родине дома IRFE. Дефиле в Palais Tokyo собрало элиту мировой модной журналистики во главе с прославленным fashion-обозревателем International Herald Tribune Сьюзи Менкес. Не в последнюю очередь такой интерес был вызван тем, что одновременно с дефиле вниманию публики
была предложена выставка вечерних платьев 20–30 годов из собрания Александра Васильева, историка моды
и коллекционера винтажной одежды. Модели проходили по подиуму под классическую музыку – Мусоргского, Дворжака и Грига.
Парижские модники и критики по достоинству оценили и вечерние платья из атласа, созданные по эскизам IRFE 20-х годов, и пальто из тонкой, словно шелк, каракульчи, и изысканные аксессуары с императорской короной и литерой Y.

Относится к:

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Оставить отзыв или комментарий